7 декабря 1887 – №37 (Французские письма)

Printer-friendly version Send by email

7 декабря 1887 – №37 (Французские письма)

В прошлом письме обещал рассказать о завоевании Испании.

В 84 году Гиджры, в царствование халифа Валида, мусульмане уже проникли до Атлантического океана, покорив весь северный берег Африки. Правивший африканскими владениями халифата Муса ибн Насыр, успев обратить в ислам все местное население, задумал перебросить часть своего войска на ту сторону Гибралтарского пролива, чтобы предпринять завоевание Испании.

Беспорядки в этой стране и соперничество правителей, ослаблявших друг друга, разорили всю страну и облегчали арабам их задачу. В Испании было немало людей, которые желали вторжения мусульман и даже приглашали их, указывая на все слабые стороны своего правительства.

Правитель Муса, исподволь собрав все необходимые сведения об Испании и ее положении, обратился к халифу с просьбой разрешить поход в эту страну. В рапорте своем он доказывал, что Испания красотой напоминает страны Ливана; климатом – счастливую Аравию; плодородием – Египет и минеральными богатствами – Индию. Муса предполагал по завоевании Испании двинуться во Францию и Германию, чтобы, покорив эти страны, дойти до Константинополя.

Сделав все нужные приготовления к походу, весной 92 года Гиджры небольшой отряд мусульман под командой Тарик ибн Зияда переплыл пролив, названный его именем, и высадился на берегах Испании. Тотчас вскочив на коня, Тарик обратился к войскам с[о] следующими словами: «Мусульмане, впереди враги; позади глубокое море. Нам остается один путь: победа и торжество».

Воодушевленные войска с быстротой весеннего потока двинулись за своим вождем и в короткое время, разбив в многочисленных битвах врага, завладели почти всей страной. Королевская власть кое-как удержалась в горных, труднодоступных частях страны. Тем не менее власть эта стала в зависимое от мусульман отношение.

Успеху мусульман, кроме храбрости и оружия, много содействовала их разумная, веротерпимая администрация. Обеспечение имущества и свободы покоренных много ослабляло силу их сопротивления, так что гуманность мусульман покоряла им не менее людей, чем острая сабля.

Вслед за Тариком сам Муса с вторым отрядом высадился в Испании и покорил местности, обойденные первым военачальником. Однако честь завоевания, несомненно, принадлежит Тарику ибн Зияду. Это обстоятельство в связи с блестящей славой и обширной его популярностью возбуждали зависть и опасения Мусы, который кончил тем, что донес халифу на Тарика, обвиняя его в различных преступлениях, выдуманных довольно удачно. Вследствие этого оба военачальника были вызваны в Дамаск и преданы суду. Муса, однако, успел оправдаться, а несчастный Тарик умер в бедности и забвении в 97 году. Тут еще раз оправдалась татарская поговорка, что топор, соорудивший юрту, часто остается вне ее.

В 113 году мусульмане перевалили через Пиренейские горы во Францию и, заняв Тулузу и Бордо, подошли к Туру и Пуатье. Тут, слишком удаленные от Испании, они ослабли в многочисленных стычках с врагами и не могли устоять против чрезвычайной силы, собранной против них Карлом Мартеллом. Проиграв большое сражение в окрестностях Пуатье, мусульмане быстро отступили в Испанию.

На поле этой знаменитой битвы я искал гробницу «сорока мучеников», но за давностью времени никаких следов найти не мог.

Испания подчинялась, как провинция, халифам Дамаска и управлялась их наместниками. Но с падением династии Омейядов, когда халифатство перешло в руки Аббасидов, один из уцелевших принцев падшей династии, Абдурахман успел скрыться в Испанию, где и был провозглашен в 140 г. главой самостоятельного с тех пор испанского халифата.

Испанские мусульмане достигли значительной степени цивилизации. В науках, ремеслах и торговле они сделали большие успехи и были учителями Европы.

Халифатство это просуществовало восемьсот лет и пало по тем же причинам, кои погубили монархию готов: взаимные раздоры, общая деморализация. Разрушителем мусульманского государства в Испании был король Фердинанд. Последним мусульманским государем (в Кордове) [был] Му Абдаллах, сдавший город и власть Фердинанду, чтобы удалиться в Африку.

В следующем письме я сообщу вам кое-что о развитии знаний и памятниках испанских мусульман.